Карина Райская в праздничном бежевом платье

Карина Райская | Быть, как все

Здравствуйте, дорогие читатели! Надеюсь, что тема, которую я сегодня затрону, будет интересна как незрячим, так и зрячим людям.

Родилась я в городе Ульяновске на сроке 27 недель. Несмотря на это, я боролась за свою жизнь, не сдаваясь ни на минуту. Недоношенность повлияла на моё зрение, но больше, слава Богу, ни на что. Родители старались сделать всё возможное, чтобы улучшить моё зрение, но это не дало никаких результатов.

С самого детства меня приучали делать элементарные бытовые вещи: одеваться, убирать за собой; позже – мыть посуду, стирать и т. д. Да и сама я хотела быть, как мои зрячие сверстники, то есть ничем не отличаться от них. И сейчас я все еще к этому стремлюсь – хочу жить, как все обычные люди.

Читать далее

На фото маленькая кучерявая собачка в зеленой траве

Ася Эмирова | Будни школьницы

Добрый день! Меня зовут Ася, мне 14 лет. Я не вижу с самого рождения, причиной стало отслоение сетчатки глаза.

В школу я пошла в шестилетнем возрасте. Это специальная школа-интернат, но, помимо слабовидящих, там учатся дети, которым это показано по зрению, хотя инвалидами они не являются. Первый мой школьный год прошел неплохо, если не считать постоянного желания попасть домой, но это совершенно нормально для шести-семилетнего ребенка. До школы я со сверстниками не общалась, а тут пришлось. Но класс оказался дружным: мы не делили друг друга на зрячих и незрячих, играли вместе, да и в целом отношения у нас были хорошие.

Читать далее

На сцене перед микрофоном Полина Свиридова

Полина Свиридова | Говорить, как есть

Меня зовут Полина. В младенчестве мне поставили диагноз «частичная атрофия зрительного нерва» плюс целый букет менее сложных нарушений зрения. Что это означало для меня? Это означало то, что я могла различать контрастные предметы, читать только с огромным увеличением текста и прижавшись носом к странице и абсолютно ничего не видела при ярком свете. Мои родители сделали все возможное, чтобы я училась в обычной школе, общалась со зрячими детьми и не чувствовала себя беспомощной по сравнению с ними. Это было непросто, но я научилась не давать себе скидок и поблажек.

В достаточно раннем возрасте у меня обнаружились способности к музыке, и меня отдали в музыкальную школу. Как и в общеобразовательной школе, в музыкалке мне приходилось учить наизусть большие объемы информации, рассматривая ноты со специальной лупой, но я справлялась. Брайль я знала, но в моем городе не было ни нот, ни педагога для незрячих музыкантов.

Читать далее

Илья Овсянников сидит за столом, работая с ноутбуком

Илья Овсянников | Не видеть не слишком удобно, но и особо не мешает

Не буду скрывать: рассказать эту историю меня попросили. Дело в том, что мне самому она представляется вполне заурядной. Однако я допускаю, что мой опыт может кому-то оказаться полезен.

Итак, в мае 2006 года в результате ошибки при работе с пиротехникой я получил травмы, не совместимые со зрением – дисперсная отслойка сетчатки, если кому интересно. Не буду углубляться в мои приключения в карете скорой помощи и в больнице: сейчас мне даже забавно все это вспоминать, но кого-то такие подробности могут шокировать. В итоге в июне того же года я вышел из больницы со зрением, представляющим собой светоощущение с легким намеком на цвета. Обычно в таких случаях люди впадают в отчаяние и даже не хотят жить. Но мне мироздание подарило совершенно непробиваемую психику, которая «съела» эту ситуацию и не поперхнулась.

Читать далее

Девушка с короткой стрижкой, в черных очках - Анастасия Закон - играет на гитаре

Анастасия Закон | Шаг назад — только для разбега

Всем доброго времени суток! Меня зовут Настя (друзья называют Ася или Стася). Мне 15 лет, и я частично незрячая. У меня очень интересная семья: папа – немец, а мама – кабардинка. От папы мне досталась необычная фамилия – Закон, и, хоть сейчас я ношу другую фамилию, фамилия Закон мне очень нравится. Папа у меня — священнослужитель, а мама – руководитель санатория «Арника».

Родилась я в городе Витебск. В результате родовой травмы я появилась на свет со страшным диагнозом – гидроцефалия (водянка головного мозга). С таким диагнозом дети не доживают и до трёх месяцев, но благодаря вере моих родителей, труду и заботе врачей к трём месяцам гидроцефалия замедлила свой разбег, а к полугоду вовсе остановилась. Врачи сказали, что мне нельзя болеть ничем, кроме простуды и ветрянки, иначе это может закончиться очень плохо. Гидроцефалия не прошла бесследно: мне поставили задержку развития, и до шести лет родители боролись за мой интеллект и опорно-двигательную активность. Благодаря ежедневным занятиям, в шесть лет я научилась ходить, а в семь уже заговорила и в принципе по большей части ничем не отличалась от сверстников.

Читать далее

Алексей Викторов в парке

Алексей Викторов | Не стоит закрываться

Здравствуйте, меня зовут Алексей. Мне двадцать лет, и мне очень нравится жить.

В семь лет моя жизнь кардинально изменилась: я потерял зрение. Нетрадиционное течение гидроцефалии, ошибка врачей или другая причина — мне в общем-то неважно. Рассказать я хочу совсем не об этом.

После потери зрения моя жизнь не разделилась на «до» и «после», но это для меня, семилетнего мальчишки. Что чувствовали мои родные, словами описать сложно, да и это будет лишним. Я побывал у известных врачей, целителей, на святых источниках, но положительного эффекта не было. Шли месяцы, и вроде прошло первое потрясение. Нужно было жить дальше.

Читать далее

Карина Жакова в ярко-синем плаще стоит на фоне весенней зеленой травы и молодой листвы

Карина Жакова | Шрифт Брайля в моей жизни

Здравствуйте, достопочтенный месье Брайль!

Пишет Вам Карина из российского города Брянска. Прошло чуть больше 20 лет с того момента, как в мою жизнь прочно вошел изобретенный Вами шрифт.

Зрение я потеряла в младенческом возрасте, а чуть позже в результате хронического отита был частично утрачен слух. Однако эти обстоятельства не угасили моей природной любознательности. Благодаря маме, бывшему воспитателю детского сада, в три года я начала осваивать лепку из пластилина. Мы выбирались за город, где я тактильно знакомилась с животными, деревьями, цветами. Родители регулярно читали мне книги. Уже к шести годам я знала алфавит, цифры, могла немного складывать и вычитать. В семь у меня появилась магнитная азбука и возможность самостоятельно составлять предложения. Но так случилось, что в том же году я серьезно заболела и в первый класс пошла лишь в восемь лет.

Читать далее

Стоит с букетом цветов в руках Алёна Капустьян

Алена Капустян | Моё развитие, или дорога к успеху

Здравствуйте! Мысленно пожимаю руку тому, кто прочитает мой рассказ: люблю прикасаться к рукам людей. Это моя особенность – держать человека за руку, чтобы «видеть» его. Меня зовут Алена. Я не только не вижу, но и не слышу. Несмотря на отсутствие зрения и слуха, я веду активный образ жизни и много чем занимаюсь. Я решила поделиться с вами историей того, как я развивалась.

Я родилась здоровой, но в полтора года заболела то ли гриппом, то ли ОРВИ, после чего полностью потеряла слух. Правда, причина потери слуха до сих пор не установлена точно. Мои родные были в отчаянии: они не знали, что со мной делать, каким образом купить дорогостоящие слуховые аппараты. Но один из питерских родственников, узнав о моей проблеме, сразу позвал нас к себе в город на консультацию к специалисту-сурдологу. На консультации меня проверяли, делали аудиограмму и в итоге надели слуховые аппараты, купленные тем самым родственником. За это я ему очень благодарна, ведь с того момента я почти не снимаю аппараты: без них мне некомфортно и страшно. Читать далее

Надежда Василенка с мягкой игрушкой в руках

Надежда Василенко | Нескучная жизнь

Я появилась на свет с врождённой глаукомой. Зрение я полностью потеряла годам к 15 – 16. Тогда же начал сильно падать слух. Соответственно, после 9 класса общеобразовательной школы я уже поступила в 11 класс школы-интерната № 1 города Москвы для незрячих и слабовидящих (примерно соответствует 10-му классу общеобразовательной школы [Прим. ред.]).

Как человеку, успевшему привыкнуть к ярким краскам и разнообразию геометрических форм, мне было очень трудно адаптироваться к новой реальности. Даже на уроках по ориентированию мне говорили, что ходить с тростью нужно без подгляда, а я не могла – было слишком страшно.  Читать далее

На фото Наталья Демьяненко в яркой куртке и шарфе

Наталья Демьяненко | Зачем я живу?

Лет с тридцати я начала задаваться вопросом, для чего живу. А в то, что человек, любой человек, во всём своём многообразии, индивидуальности, с талантами, особенностями, желаниями и стремлениями, приходит в этот мир не просто так «процвесть и умереть», по Есенину, поверила ещё раньше.

Читать далее