Алексей Лапшинов в синей футболке на фоне тёмной стены

Алексей Лапшинов | Чужая лень во благо

Меня зовут Алексей, я родился и живу в подмосковном городе Наро-Фоминск. Учился в Москве: сначала в школе-интернате №1 для незрячих и слабовидящих, затем – в Московском медицинском колледже №6 по специальности медбрат по массажу.

Читать далее

Екатерина Чернышова с тростью и большим походным рюкзаком на платформе у дверей поезда

Екатерина Чернышова | Моя дорога

Дорога – она такая… дорога. Стала замечать, что при приближении к крыльцу звук от шагов меняется. Да оказывается, и у каждого дома есть свой собственный запах. Можно смело ориентироваться по теням и деревьям, по ощущениям и облакам в небе. А вот в пасмурную погоду гораздо сложнее. Небо как серое полотно, солнца не видно, и повезёт ещё, если нет дождя: тогда дороги выглядят, как ткань, по которой нужно совершать свой путь. А в пасмурную погоду бывает трудно различить, что и где находится.

Читать далее

Валерия Артемова в бордовом платье и черных туфлях

Валерия Артемова | Нужно ли помогать незрячим, передвигающимся с тростью?

Как вы уже поняли из названия, этот пост больше рассчитан на зрячих. На эту тему уже было много чего написано, с чем-то я согласна, с чем-то готова поспорить. Но сейчас я просто хочу поделиться с вами своими мыслями, своим опытом.
Читать далее

Инна Новик показывает огромный черный флаг, закрывающий всю ее фигуру, на флаге надпись: "Глеб Самойлов и The Matrixx"

Инна Новик | Загоняться и грузиться — это не по мне

Меня зовут Инна Новик, мне 28 лет, и с 2001 года я инвалид 1 группы по зрению. Я ослепла почти в 10 лет. Сейчас работаю на предприятии для слабовидящих и незрячих людей в Минске. Также в качестве частной практики я работаю массажистом на дому.

Читать далее

Улыбающаяся Сима Хейнман на фоне заснеженной поляны и березовой рощи

Сима Хейнман | Преодоление трудностей в проявлении самостоятельности

Приветствую, друзья! Меня зовут Сима Хейнман, и я бы хотела рассказать о том, как я постепенно стараюсь преодолевать барьеры на пути к самостоятельности.

 

Предыстория

 

Я незрячая с детства, у меня есть только светоощущение. Я родилась в Москве, где живу по сей день. В 2018 году я закончила школу-интернат для незрячих детей. В самом интернате я не жила, поскольку с пятого класса, несмотря на протесты со стороны меня и моей семьи, я была переведена на домашнее обучение.

Читать далее

Ольга Сереброва стоит в профиль, смотрит тростью край гранитного блока

Ольга Александрова | История моего знакомства с белой тростью

Здравствуйте, уважаемые читатели. Я очень-очень долго порывалась написать эту статью, но всегда останавливала себя, аргументируя это тем, что такой материал никому не будет интересен и что то, о чем я хочу поведать, давно всем известно. Но, прочитав пост одной из участниц «Типичного незрячего», в котором она рассказывала о том, как пришла к использованию белой трости, я решила, что должна написать этот текст. Потом я заметила, что многие мои незрячие знакомые проходят такой же путь. Я очень хорошо помню, что и у меня были проблемы и комплексы и мне наконец удалось их преодолеть. Об этом я и хочу рассказать вам сегодня.

У меня есть небольшой остаток зрения. Я очень долго не могла принять, что вижу плохо и что мне необходима белая трость. Я от многих слышала, что мне пора взять ее в руки, однако я никак не могла этого сделать. Но однажды (Мне к тому времени исполнилось 16 лет) я шла по улице, мирненько так шла, и бац – в меня врезается велосипедистка. Или я в нее. До сих пор не знаю, кто там был виноват. Это сейчас и не главное. И вот именно в эту секунду, когда произошло столкновение, я вдруг осознала, осознала сама, что да, я не вижу и мне нужна белая трость. А потом в голову пришла другая мысль: к счастью, ни я, ни велосипедистка не пострадали, но все могло бы закончиться гораздо хуже. Я поняла, что мне нужно взять в руки трость, чтобы подобных инцидентов больше не было. Понять-то я поняла, но за этим следовала череда долгих раздумий и сомнений.

Читать далее

Портретное фото Софии Дидиной

Софья Дидина | «Типичный незрячий» в моей жизни

Не так давно мне довелось участвовать в «Тифлостриме» (проект в рамках информационного портала tiflo.info – Прим. ред.), где мы рассуждали о том, нужно ли говорить о жизни незрячих и как это делать. Это была очень душевная беседа с создателем и руководителем проекта «Типичный незрячий» Алией Нуруллиной, а также со многими авторами, которые публиковались на страницах этого паблика. Именно эта встреча сподвигла меня к написанию данной статьи.

Так что же значит для меня «Типичный незрячий»? Какое место он занял в моей жизни? Именно сейчас я попробую честно ответить на эти вопросы.  Читать далее

Алексей Викторов в парке

Алексей Викторов | Не стоит закрываться

Здравствуйте, меня зовут Алексей. Мне двадцать лет, и мне очень нравится жить.

В семь лет моя жизнь кардинально изменилась: я потерял зрение. Нетрадиционное течение гидроцефалии, ошибка врачей или другая причина — мне в общем-то неважно. Рассказать я хочу совсем не об этом.

После потери зрения моя жизнь не разделилась на «до» и «после», но это для меня, семилетнего мальчишки. Что чувствовали мои родные, словами описать сложно, да и это будет лишним. Я побывал у известных врачей, целителей, на святых источниках, но положительного эффекта не было. Шли месяцы, и вроде прошло первое потрясение. Нужно было жить дальше.

Читать далее

Габриела Могылдан стоит в светлой куртке и ярком шарфе

Габриела Могылдан | Преодолевая себя

Последние несколько лет ориентировка в пространстве была самой большой проблемой для меня. С остальными навыками, которые нужны незрячим и слабовидящим в повседневной жизни, я разобралась довольно быстро, а вот ориентировка долгое время была моим персональным адом. Я не понимала элементарных вещей. Я не могла запомнить даже дорогу в ближайший магазин. У меня совершенно отсутствовало пространственное представление.

Для начала мне бы хотелось рассказать немного о моем детстве и о родном городе. Я родилась с плохим зрением. В детстве меня это вообще не волновало. Я бегала и носилась по дворам вместе с остальными детьми. Но это беспокоило родню, знакомых и учителей. Многие считали нужным избавить меня от жизнерадостности и оптимизма. Мне стали внушать, что меня подстерегает много опасностей, мне будет трудно жить, я не смогу быть самостоятельной и т.д. В детстве, как я уже говорила, я не обращала на это внимания, но в подростковом возрасте я стало слишком много думать о том, как ко мне отнесутся окружающие, и это впоследствии принесло мне много проблем. Я стала застенчивой, даже немного забитой. Я предпочитала лишний раз никуда не ходить, чтобы не привлекать к себе внимания.

Плюс ко всему у меня начало падать зрение, и мне стало лень пользоваться глазами. Это привело к тому, что я уже не могла рассчитывать на глаза и утратила навык ориентирования в пространстве. Я понимала, что у меня есть проблемы, но откладывала их решение.

Читать далее

Ольга Сереброва - фото в салоне машины

Ольга Александрова | Шопинг незрячей девушки, или весёлые похождения надоедливого покупателя

Сегодня я хочу рассказать вам о своих весёлых похождениях по магазинам. Я не случайно назвала себя надоедливым покупателем. Когда я жила с родителями, мы часто ходили с мамой за покупками. Мой родной город относительно небольшой. Стоило нам с мамой появиться в поле зрения продавцов, которые видели меня хоть раз, нас сразу же узнавали и, может быть, страстно желали убежать. Но им нужно было так или иначе продать товар, поэтому они, как бы того ни хотели, не могли покинуть своего рабочего места и им приходилось с предвкушением Грядущих мучений оставаться и терпеть. Таким образом, я была известна практически половине продавцов города. Дело в том, что, если мы с мамой шли в магазин, неважно за чем: нужна ли нам кофта, платье, обувь, игрушка или что-либо другое, — мы задерживались там минимум часа на два. Как рассказывает моя мама, для продавцов наше появление было настоящим испытанием на крепость нервов. Мне нужно было всё потрогать, всё перемерить, десять раз сравнить, решить, что покупать, потом передумать и т. д. Читать далее