Ольга сидит с младенцем на руках за столиком в кафе

Ольга Глищинская | Быть мамой — это здорово

Доброго времени суток, дорогие читатели! Меня зовут Ольга. Недавно я стала мамой в третий раз, и сегодня я бы хотела поделиться с вами своими мыслями о материнстве и некоторыми, скажем так, лайфхаками, которыми пользуются незрячие родители. Я надеюсь, что кому-то моя история окажется полезной.

 

Мы с мужем оба не видим. Мы всегда мечтали о семье и о детях. Мы были очень рады появлению каждого ребенка. Когда у нас родился первый сын, мы жили с родителями мужа, поскольку наша квартира еще находилась в процессе постройки. Лично я переживала, что его родители возьмут на себя инициативу, по крайней мере попытаются. Я этого очень не хотела, потому что чем больше ты отдаешь в чужие руки, тем меньше ты делаешь сам, тем меньше у тебя контакта с собственным ребенком, и ничем хорошим это не заканчивается. Ты сам ничего не можешь, ребенок с тобой не может общаться, потому что он не понимает, что такое незрячий родитель и как с ним взаимодействовать.

 

Учиться самостоятельно ухаживать за ребенком я начала еще в роддоме. Хотя поначалу со мной была свекровь. Потом я уже попросила мужа уговорить маму уехать, но так, чтобы ни в коем случае не обидеть. Мне было важно остаться одной, потому что я понимала, что, если я не научусь справляться со всем одна, по возвращении домой я не смогу участвовать в воспитании своего ребенка.

 

После отъезда свекрови я стала иногда обращаться за помощью к медсестрам. Я считаю, что, если попросить вежливо, люди не откажут. И собственно, так и было. Мне помогали, меня учили, мне показывали. Довольно быстро я освоилась. Все, что я недоучила, я уже доделала дома.

 

Я так и не научилась пеленать. Я, конечно, могу худо-бедно это сделать, но очень редко к этому прибегаю. Первого ребенка я стала сразу одевать. У нас были тоненькие спальные мешочки, а также комбинезончики и бодики. То есть все, что удобно надевать, все, что с застежками, все, что не подворачивается. Например, ползунки, распашонки мне сразу не понравились. У каждого родителя свой вкус. Надо смотреть, выбирать. Просто мне так удобнее. Бодик надел, ребенку удобно, ничего не подворачивается. Памперс поменять легко. Есть ползуночки с застежками на плечах. Это тоже лучше, чем на резинках, где все падает.

 

Со средним ребенком я узнала, что есть европеленка, или пеленка-кокон, как ее еще называют. Они бывают на молниях или на липучках. По сути, это конверт. Ты ребенка кладешь, застегиваешь молнию, и он там лежит. Ручки можно засунуть, можно вытащить. Кому-то нравится, кому-то — нет. Мне понравилось. Это зависит от самой пеленки. Есть разные, бывают удачные, бывают не очень. Есть такие пеленки, из которых ребенок с легкостью руки достает. А есть модели, в которых хорошо фиксируются ручки. Ты его почти что запеленал. Он лежит спокойно. Такие у меня были со средним и с младшей. Не могу сказать, что часто ими пользуюсь. Сейчас все реже и реже. Когда дочка только родилась, я еще в роддоме использовала. Сейчас – почти нет.

 

Всех троих детей я кормила грудью. Соответственно, никогда не было никаких проблем ни со смесями, ни с подогреванием. У нас всегда были бутылочки, но мы их покупали на всякий случай. Младшей дочке бутылочку пока еще даже не купили. Мы кормимся грудью, как всегда. Я уже знаю, как это делается, я знаю, как это наладить.

 

Лично для меня кормление грудью имеет множество преимуществ. Молоко матери ничего не заменит. И всегда с собой, и не надо ничего возить, и ты можешь покормить вообще где угодно. Плюс ко всему ребенок болеет меньше. Особенно первые полгода, когда передаются антитела мамы. Я была очень заинтересована кормить грудью. Но вообще, я никогда не считала, что все должны кормить только таким способом. Я думаю, что не стоит навязывать свою точку зрения на любые темы, будь то кормление, уход или воспитание детей.

 

Я помню, после рождения первого ребенка мне казалось, что я все умею и всех могу научить, как правильно заниматься детьми. Сейчас я, наоборот, считаю, что я не имею права этого делать. У каждой мамы своя правда, свой опыт. К тому же мы не знаем ситуацию ребенка. Я могу что-то подумать про себя, но это не значит, что я должна это кому-то навязывать.

 

Когда я начала вводить прикорм, у нас появились некоторые приспособления для кормления. Сейчас есть очень много пластиковых тарелок для детей. Причем из очень качественного материала. Его даже можно греть. Есть присоски, на которых стоит эта тарелка, и ребенок не может уронить ее со стола. Есть удобные фартучки для детей. И силиконовые, и пластмассовые с кармашками. Если он ест, то все пюре, которым он промахнется, попадет в кармашек. Это тоже довольно удобно.

 

Думаю, у каждой мамы еще найдется стульчик для кормления. Я помню, со старшим у нас был более крутой стульчик. Как и все подобные стулья, он был со столиком, и у него были ремни для фиксации, чтобы малыш не выпал. Они бывают разные, пятиточечные, трехточечные. Столик был с бортиком, то есть оттуда опять же ничего не выпадет, не вытечет. К тому стульчику шли в комплекте тарелки. Они вставлялись в определенную ячейку. Для того чтобы вытащить, их надо было повернуть. Кроме того, в этом стульчике была возможность регулировать высоту, а также его можно было превратить в шезлонг.

 

А среднему сыну я купила самый обыкновенный стульчик, без лишних наворотов, потому что я поняла, что нет смысла в этом громоздком сооружении. Тот стульчик был огромный, на полкухни. А во втором стульчике были все базовые элементы: ремешки, столик, Но не было ненужных для нас. И сейчас я буду покупать дочке тоже самый обычный, потому что я считаю, что стул должен быть стулом. Есть много разных моделей с дополнительными функциями. Я считаю, что без этого всего можно обходиться без проблем.

 

Естественно, у нас были удобные ложки. Это не потому, что мы не видим, а потому, что для детей это безопасно. У нас были силиконовые, пластиковые, аккуратненькие, с закругленными краешками, чтобы ничего нигде не поцарапать, не поранить. Ложки, как правила, небольшого размера. По мере того как ребенок подрастает, ложки меняются на более крупные.

 

У меня был простой блендер. Когда уже старший малыш подрос, я пользовалась им, а до этого покупала детское питание. Это было удобнее. Там более однородное пюре. Дети у меня прикорм начинали осенью, а в это время года мало что можно купить из овощей. Мы начинали с покупного детского питания и постепенно переходили на свое. Я сторонник меры. Я не считаю, что дети должны питаться только магазинной едой или только домашней. Надо пробовать все. Аккуратненько, осторожненько, ни от чего не отказываясь. Кто-то скажет, что в детском питании одна химия. Так в овощах тоже непонятно что. Поэтому разницы здесь нет.

 

Лекарства давать я тоже приспосабливаюсь. Смотря какое лекарство, смотря что давать. Где-то я отмеряю шприцами: либо специальными, либо обыкновенными. Где-то считаю капли, если нужно что-то накапать. Где-то набираю в ложку. У меня есть ложки, похожие на стаканчики с бортиками, чтобы я не перелила. Есть и пятиграммовые ложки. Уже просто приспосабливаешься, привыкаешь. Наша врач уже знает, что нам надо объяснить. Если прописывает какое-то новое лекарство, она может объяснить, как его удобно можно отмерять. У нас это вообще не проблема.

 

Мы не пользуемся колясками, поэтому я ношу ребенка в слинге. Слинги — это тканевые переноски без жесткого каркаса. Принцип слингов в том, чтобы ребенок находился в максимально правильной, эмбриональной позе. Это очень важно для маленького ребенка, который еще не может сидеть, группироваться, не может держать голову.

 

Слинги бывают нескольких видов. Для новорожденных оптимальный вариант — это слинг-шарф. Они бывают разные: трикотажные, хлопковые или льняные. Бывают плотные. Есть ткани, которые хорошо тянутся. Есть такое понятие — шарфовая ткань. Она может растягиваться по диагонали. Она хорошо обволакивает спинку ребенка, хорошо поддерживает. Нет никакой нагрузки на спинку. Есть слинги с кольцами. Это больше модель для коротких дистанций. Куда-то выскочить или дома ребенка поместить в этот слинг, чтобы можно было что-то успеть сделать. Он может пригодиться, когда ребенок капризничает или когда мама находится дома одна.

 

Чтобы пользоваться слингом, нужно уметь делать намотку. В Интернете есть инструкции к ним. У некоторых фирм есть консультанты, которые могут научить правильно ими пользоваться. У меня Май-слинг. Он более простой в плане намоток. Он представляет собой прямоугольник для спинки ребенка, а по углам у него сшиты лямки: 2 лямки поясные и 2 лямки, которые набрасываются на плечи. Он похож на рюкзак, хотя это не рюкзак. Его надо завязать, чтобы он был похож на рюкзак. Он условно подходит детям с рождения, но, для того чтобы он подошел, должны быть соблюдены определенные параметры.

 

Преимущество слинга в том, что он равномерно распределяет нагрузку на спину, плечи и поясницу. Можно очень долго гулять с ребенком и совсем не ощущать усталости. Малыш настолько плотно приматывается к маме, что, даже если она пытается наклониться или двигается в разные стороны, ничего не болтается. При этом ему комфортно дышать. Плюс ко всему ничего не надо придерживать и руки свободны.

 

Мы начинали с кенгурушки, потому что, когда я начала читать про слинги, я решила, что не смогу ими пользоваться. Но с кингурушкой мне было жутко неудобно. У меня отваливалась шея, плечи. Она была неудачная. Но временно нам это помогло, потому что это было лучше, чем ходить с ребенком на руках на улице. Потом я вычитала про эрго-рюкзак. Эрго-рюкзак – это разновидность слинга. Только, если в слинге мы все делаем сами, эрго-рюкзак нужно просто застегнуть на поясе. Там обычно лямки с мягкой прокладкой. Это рюкзак с тканевой спинкой.

 

Я решила купить эрго-рюкзак. Мне понравилось. Потом я стала приобщать мужа к этой истории. И с тех пор у нас значительно увеличилась продолжительность прогулок, потому что стало проще гулять. Мы могли по 2 часа проводить на улице. Со вторым ребенком я пошла дальше. Я поняла, что кенгуру я больше носить не буду вообще никогда в жизни. Я стала искать варианты. У нас в городе есть слингоконсультанты. Я написала одной из них. Я объяснила свою ситуацию и спросила, может ли она показать все на мне, моими руками, чтобы я могла потом пользоваться слингом. Она сразу согласилась. Именно она мне выбрала май-слинг. Для меня это действительно самый удобный вариант. На других моделях сложнее сделать намотку.

 

Она пришла ко мне домой, и мы сначала около часа отрабатывали все на кукле. Затем она сказала, что видит, что я уже вполне могу поместить ребенка в слинг и сделать намотку. Я взяла слинг напрокат, но после первой же прогулки решила его выкупить. Я поняла, что все круто, у меня ничего не болит. И ребенок там очень надежно фиксируется, и ему там комфортно, он засыпает моментально, как только его туда кладешь. Это такое удовольствие.

 

Консультант мне еще начитала инструкцию на диктофон и выложила в ВК, чтобы я в любой момент могла открыть и прочитать. Когда у меня родилась дочка, мне эта инструкция очень пригодилась, поскольку за несколько лет я успела забыть, как правильно делать намотку. Я помнила только в общих чертах.

 

Существует также слингоодежда. У меня есть две слингокуртки: зимняя и демисезонная. Зимой и осенью я под ними носила среднего ребенка. Там такая вставочка для малыша. Ты ее пристегиваешь, ребенок сидит там же в слинге или в рюкзаке. Просто ребенка одеваешь не в теплую куртку, а в то, что будет у него под курткой. Ему там тепло. Деткам гораздо больше нравится гулять так, чем одеваться в комбинезоны. Даже если они тонкие, они все равно объемные и неудобные.

 

Мы с мужем все делаем вдвоем, по возможности. Муж всегда помогает с купанием, гуляет, сидит с детьми, пока я занимаюсь домашними делами. Ночью мы всегда вставали по очереди к детям. С кем я могу оставить своих детей, так это с ним. Причем неважно, какого из детей. Я знаю, что если дети с папой, то все нормально. Ему я доверяю больше всех, потому что он знает лучше всех, что и как делать.

 

Я вообще считаю, что не имеет значения, видят родители или нет. Нужно заниматься детьми вместе. Они нуждаются и в заботе мамы, и в заботе папы. Часто бывает, что мамы стремятся делать все сами или бабушки отодвигают пап в сторону, а потом папа привыкает и не знает, как помочь с ребенком. Как он должен догадаться, что от него нужно? Просто надо просить, потому что нормальный человек, если он готов к рождению детей, совершенно не откажет. Он будет рад заниматься, нянчиться, играть. Ему интересно и с маленькими детьми, и с теми, кто постарше.

 

Когда дети подрастали, мы с мужем становились более внимательными. Я всегда продумываю варианты. Если зрячий надеется, что увидит, я не надеюсь. Я всегда думаю, что может быть, если вдруг что-то случится. Если ребенок один, я либо кого-то позову, либо возьму его с собой. Я не оставлю его в опасности. Я всегда привыкла просчитывать возможный риск для ребенка. Я не успею увидеть, что он пополз к краю. Когда ребенок начинает это делать, смотришь, куда он пополз. Можно организовать какое-то игровое пространство, можно ничего не организовывать.

 

На окнах у нас стоят замки. Аптечку нужно убирать. Если кипяток, ребенка обязательно нужно поставить подальше. Выручает стульчик, потому что он сидит у себя и не может достать до бьющейся посуды.

 

Когда старшие детки подросли, мы научили их одеваться самостоятельно. Да, мы будем собираться полчаса, может, больше. Но так ребенок быстрее научится самостоятельности. Мы стараемся набираться терпения. Средний ребенок немножко хитрит. Говорит, что ничего не умеет. А через какое-то время все-таки делает все сам.
Старший, наоборот: «Я сам». Когда он научился накрывать на стол, раскладывать чашки, ложки, мы стали позволять ему это делать. Когда научился резать хлеб, стал и это делать. Сейчас мы спокойно можем отправить старшего в ближайший магазин. Он может и выбросить мусор, и почистить картошку, и нарезать салат. Я считаю, что учить надо всему. Неважно, девочка или мальчик. Все пригодится. Я никогда его не заставляю. Ему самому все интересно.

 

Мы с детьми бываем на детских площадках, но нечасто. Мы любители активных прогулок. Мы любим двигаться. Летом это велосипеды. Пока у нас катается только старший. Учил его кататься папа. Мы так можем очень далеко зарулить. Мы, конечно, соблюдаем технику безопасности. У нас обязательно с собой шлемы. Можем взять наколенники и налокотники. Когда ребенок еще неуверенно ездил, была защита, как для роликов. Зимой у детей лыжи, точнее у старшего. Средний более нетерпеливый, хуже учится. Сначала он возмущается, что не будет этого делать, а потом в итоге научится и будет. Еще будет просить, но надо дождаться этого момента.

 

На прогулках мы сначала ходили с детками за руку, а потом постепенно отпускали их одних. Поначалу они шли чуть-чуть впереди, совсем чуть-чуть, чтобы мы их слышали. Потом они стали добегать до какого-нибудь ближайшего проезда во двор, останавливаться и ждать нас. Это, естественно, оговаривалось. Если ребенок куда-то едет на велосипеде, он должен сказать: «Мам, я сейчас доеду до вот этого забора / угла и там вас буду ждать». Даже необязательно так. Ребенок может позвонить в звонок велосипеда, чтобы дать мне понять, что он рядом.

Двое сыновей Ольги стоят рядом с прозрачной стеной торгового центра.

 

Есть моменты, которые обязательно надо отрабатывать. Мы детей не дрессируем, мы просто объясняем правила, по которым мы гуляем с родителями. Если они выходят на прогулку с бабушкой или дедушкой, которые видят их далеко, конечно, они гуляют иначе. За все время у нас не было никаких проблем на улице. Если ребенок убежал, не отозвался, естественно, я говорю: «Мы сейчас домой пойдем. Мы так гулять не можем». Это бывает, когда ребенок еще маленький, когда детки балуются. Мы не ругаемся, просто мы так гулять не можем. Мы объясняем деткам, что нам важно их слышать, нам важно знать, что они в порядке.

 

Через дорогу мы всегда переходим вместе. Наши дети никогда сами не выскакивали на проезжую часть, даже когда были совсем маленькими. У нас никогда не было истерик и криков из-за того, что дети не хотели идти с нами за ручку. Средний ребенок может шагать на дорогу, но мы это сразу пресекаем. Он сейчас уже начинает ходить сам. Соответственно, надо за ним внимательнее следить, чтобы он не забылся. Но при этом если мы идем вместе, он может сам сказать: «А что это мы вышли на дорогу? Надо по тротуару». В этом плане у нас дети все четко знают, потому что от этого зависит благополучие на прогулке. Сейчас у нас уже старший может отследить движение брата на прогулке. Он его не караулит, но он видит, куда средний идет. Он может вовремя сказать, что братик ушел. В этом плане старший ребенок у нас самый ответственный, сознательный. Он с детства такой.

 

Со старшим сыном ближе к 2-м годам мы пошли в детский клуб для самых маленьких, потому что я боялась, что я чего-то недодам, недозанимаюсь, недоучу. Зрительного контакта мало. Только если бабушка и дедушка придут. Мы, конечно, показывали и картинки, и цвета, но все равно мне было страшновато. У меня не было амбиций его сделать гением. Мне просто хотелось, чтобы он не отставал от сверстников. Я переживала, что я что-то упустила.

 

Сейчас есть клубы для деток и с 8 месяцев, и с года. Там дается час времени. Они 5 минут одним позанимались, 5 минут другим. Потом у них перерыв 5 — 10 минут. Во время пауз они просто играют. На занятиях они считают или смотрят буковки, иногда преподавательница им показывает кукольную сказку. Там много всяких простых заданий для детей. И в конце они либо делают аппликацию, либо что-то лепят из пластилина, либо клеят.

 

Мы туда ходили год. Все было супер. Когда я туда пришла, я поняла, что там делают то же самое, что мы дома. Единственное, что там добавили, — это подвижные игры. Но все равно польза была, потому что он там был не один. Там были другие дети. Он общался, он играл. Я преподавательнице сразу объяснила, что не вижу и ребенку ничем помочь не смогу. Она сказала, что позанимается с моим малышом без проблем. Она посоветовала мне присутствовать на занятиях, потому что для ребенка важно, чтобы мама похвалила, одобрила, сказала: «Молодец». Малышам важно видеть реакцию мамы.

 

Во время занятий детки показывают мамам свои поделки. Нужно сказать: «Молодец, здорово», даже если не видишь. Я могла потрогать, или преподавательница описывала мне поделку.

 

Часто бывало так, что мамы других деток заканчивали за них поделку со словами: «Ой, дай сюда! Ничего у тебя не получается». А преподавательница потом говорила: «Хорошую поделку сделала мама Алисы / Маши / Лены». В нашем случае поделку делал ребенок. Преподаватель подойдет, направит, но делал ребенок. Ему надеяться было особо не на кого. Толку было больше. Да, у него могло что-то получиться не так, зато это была его работа.

 

И сейчас, когда он говорит: «Моей однокласснице мама помогала проект делать». Я говорю: «Ну и что? Зато ты делал сам. Да, может, там все образцово. А у тебя хорошо тем, что это твоя работа». Я не считаю, что это недостаток. Я считаю, что это хорошо. Если я могу ребенку чем-то помочь, я помогу. Именно помогу, а не сделаю за него. Если делать за него, весь смысл теряется.

 

Сейчас мы ходим на Изо в студию, и я тоже не знаю, что он там нарисовал. В этом плане у нас прекрасная преподавательница, которая все расскажет. Мы всегда сами спрашиваем. И в какой технике они рисовали, и как они добились определенного цвета, и что конкретно она им объясняла на этом занятии. И главное — что у него получилось на выходе. Нужно взаимодействовать с педагогами. Смотреть, насколько ребенку это нравится. Когда человеку нравится, что он делает, он сам к этому подходит творчески и ему не все равно. Это очень важно.

 

Когда мы ходили на развивающие занятия, мы очень много общались с родителями деток из нашей группы. А потом, когда мы пошли в сад, оказалось, что мы в одной группе с этими мамами. И они еще и в родительском комитете. Нам повезло. Было 2 мамы с нами, и с обеими у меня были прекрасные отношения. Мы делились какими-то рассказами о детях, просто разговаривали в свободное время. У нас складывались хорошие отношения.

 

Если ты открыт и ведешь себя непринужденно, как правило, мамы тоже расслабляются. Люди начинают понимать, что ничего такого нет. Нормальный человек. Почему бы и не поговорить. Мне кажется, как и везде. Главное — самому идти на контакт. Я не говорю, что нужно навязываться. Просто вести себя максимально естественно, как всегда. Я думаю, что все зависит и от того, насколько человек может и готов общаться с окружающими. Если мне нужна помощь, я так и скажу: «Вы не могли бы мне помочь?»

 

Старший сейчас пошел в школу. Я хожу на родительские собрания. Там постоянно бывают моменты, когда нужно что-то заполнять. Другие родители мне сами предлагают помощь с заполнением бумаг. У нас не было ситуаций, чтобы нас сторонились, боялись. С учительницей у нас тоже сложились замечательные, доверительные отношения. Я очень довольна педагогом и надеюсь, что мы ее не напрягаем своими просьбами.

 

Я стараюсь сильно не наглеть. Если мне нужна помощь, я об этом скажу. На тему домашнего задания, например. Мы всегда с ней на связи. Она никогда не скажет, что уже не работает сегодня. Я с ней поговорила и объяснила, что нам в целом помощь не требуется. Только попросила ее говорить, есть ли у нашего ребенка проблемы. Я ведь сама дневник не проверю. Попросила сказать об этом сразу, чтобы мы смогли принять меры. Она сказала: «Без проблем». Я пришла к выводу, что, если человеку нормально все объяснить и вежливо попросить, вряд ли найдется тот, кто испугается. Может, и найдется, но в основном мне везет.

 

Мы никогда не объясняли детям, что мы не видим. Каждый ребенок, когда живет с мамой и папой, приспосабливается к ним. Дети достаточно рано начинают понимать, что у родителей нет зрительного контакта с ними. Ребенок еще не может толком говорить, но он уже понимает, что и как маме объяснять. У нас это особенно было понятно со старшим. Детки часто показывают на игрушки или предметы. Ребенок показывает рукой, и я по этой руке иду и понимаю, на что он показывает. Вот так мы с ним взаимодействовали, когда он был маленьким. Когда ребенок стал старше, он стал сам приносить и вкладывать в руку то, что он хочет дать.

 

Дети тоже понимают, что и как. Они адаптируются. Привыкают к родителям. Но естественно, при условии, что ты занимаешься ребенком. Не бабушки, не дедушки. А именно ты, от начала и до конца. Это не значит, что нельзя позволять другим прикасаться к своему ребенку. Все должно быть в меру. Зрячей маме же тоже помогает кто-то. Берет ребенка на прогулку или играет с ним, пока у мамы другие дела. Ничего плохого в этом нет. Но когда оказывается так, что мама, которая не видит, просто кормит ребенка, а остальное делает кто-то другой, то, конечно, как ребенок будет понимать, что его мама не видит? Да, можно это объяснить. Но это будет совсем по-другому.

 

Не нужно ребенку напоминать, что родитель не видит. Дети об этом и не забывают на самом деле. Однажды мы пошли с ребенком гулять. Ему было полтора года. Он сказал: «Мама, осторожно, лужа». А наша соседка: «Ничего себе, вот это да!» А для нас это обычная история. У нас это происходила максимально естественно. Я могла сказать: «Я не вижу, посмотри с бабушкой». «Не могу посмотреть картинку, потому что я ее не вижу». Я ругаюсь на родственников, если они пытаются объяснять детям, что мы с мужем не видим. Я говорю: «Вы думаете, мои дети не знают за все годы, которые мы с ними живем, что мы не видим? Нет необходимости им об этом напоминать».

 

Нам врачи иногда говорят: «Вырастут, будут вам помогать». Я всегда отвечаю, что я не для этого родила своих детей. Да, будет здорово, если они будут нам помогать. Я считаю, что это не зависит от зрения. В принципе, если дети помогают родителям, это замечательно в любом случае. Когда родители становятся старше и им нужна помощь, а дети им помогают, вероятно, в семье все было хорошо и родители много значат для своего ребенка. Но это не означает, что нужно быть сопровождающим мамы.

 

Да, честно, я часто хожу с ребенком, например, в магазин или в супермаркет. Но я понимаю, что, если я с ним не пойду, трагедии не случится, потому что я справлюсь без него. Либо я пойду в супермаркет и позову продавцов, и они мне помогут, либо я это решу каким-то другим способом. Пока нам это нравится обоим, мы ходим вместе. Но если мой ребенок со мной не пойдет и не скажет, что где находится на полке, от этого ничего страшного не произойдет. Нельзя делать ребенка своими глазами, потому что у ребенка тоже будет своя жизнь.

 

Рождение детей — это очень ответственный шаг. Я думаю, что, если люди решили завести ребенка, нужно нести за это ответственность. Быть родителями по-настоящему, а не на бумаге, потому что ребенок — это человек, которого нужно не просто растить, кормить, поить, но и воспитывать, не перекладывая эти обязанности на других людей. Я считаю, что отсутствие зрения — это вообще не помеха для воспитания детей, для того чтобы их вырастить, дать им все, что ты можешь дать. Единственный момент, который меня смущал, — как я буду учиться уходу за ребенком, что это будет, как это будет. Но я понимала, что я справлюсь, что я не одна такая, что были до меня такие мамы, будут и после меня. Это не смертельно, не страшно.

 

Единственное, я всегда старалась брать инициативу в свои руки, а не ждать, что мне ее отдадут. Чтобы справляться с воспитанием ребенка, нужна постоянная практика. Но не нужно думать, что вы всесильны. Когда с ребенком помогает кто-то из близких, особенно в первые месяцы жизни малыша, это большое подспорье. Даже зрячие мамы прибегают к помощи окружающих. Это нормально. Нужно понимать свои сильные и слабые стороны.

 

Если предлагают помощь, не стоит сразу от нее отказываться. Если уж ты отказываешься, сделай это максимально вежливо, чтобы людей не обижать, чтобы они согласились впоследствии помочь с ребенком. Мы никогда не отказываемся, если бабушки предлагают помощь. Если я хочу отказаться, я просто говорю: «Да нет, большое спасибо! Сейчас нам не нужно. Давайте в другой раз». Я стараюсь это сделать максимально тактично. Чтобы люди не подумали, что не нужны нам.

 

Также я хочу сказать, что не стоит думать, будто незрячие родители дадут детям абсолютно все. Зрячему ребенку нужны какие-то визуальные моменты, ему нужно что-то объяснять. Те вещи, которые мы в силу отсутствия зрения объяснить не можем. Поэтому зрячие обязательно должны быть в жизни ребенка. Нельзя надеяться только на свои силы. Ребенок должен ходить в садик, в школу, по возможности, на различные дополнительные занятия. Здорово, если есть бабушки и дедушки и они хотят читать с ребенком, разглядывать картинки, показывать им что-то, объяснять.

 

Я, допустим, прошу маму, чтобы она учила старшего ребенка фотографировать. Потому что я этого не смогу. Если бы не могла моя мама, я бы нашла человека, который бы мог. Мой старший сын ходит на занятия в художественную студию. Я считаю, ему нужно иметь представление о фотографии. И для общего развития ему это тоже пригодится. Я не смогу ему объяснить, как правильно, красиво сфотографировать, выбрать нужный ракурс, что такое композиция.

 

Бывают и трудные моменты. Например, когда дети болеют, когда ты за них переживаешь, а переживаешь ты за них всегда. Когда родилась третья дочка, я подумала: «Теперь тревог станет больше». Конечно, я была счастлива. Как-то по-новому, по-другому. Я не знаю почему. С каждым ребенком все по-разному. Но при этом добавляется тревога. Сделаешь прививки, переживаешь, как они пройдут. Или тебе сказали, что что-то у ребенка требует коррекции. Или надо подождать, понаблюдать. Я уже молчу про тревогу во время беременности. Ты не думаешь о себе. Ты думаешь о детях. Но детям нужна мать здоровая, нормальная. Это не эгоизм. Наоборот. Если ты будешь счастлива, спокойна, и твои дети будут такими.

 

Таких мам, как я, очень много. Есть мамы, у которых опыта побольше, чем у меня. Есть мамы, у которых я могу чему-то поучиться. У меня есть незрячие и слабовидящие подруги, с которыми я советуюсь. Мало быть мамой. Самое главное, что будет после, когда дети вырастут. Этого я не могу знать. Я могу сказать, как я делаю те или иные вещи, но сказать: «Делайте вот так, и у вас все будет супер», — я не могу.

 

Для меня материнство – это в какой-то степени смысл жизни. Я рада, что у меня есть дети, мне здорово, я получаю удовольствие от материнства. Но я не зациклена на этом. Нельзя строить свою жизнь только вокруг детей. Они не должны находиться все время с родителями. У них своя жизнь.

 

Я, конечно, устаю, как и любой человек. Но все это мелочи по сравнению с тем, какие эмоции дарят дети. Даже мелкий успех твоего ребенка — это великое счастье. Когда ты видишь, как он улыбается, смеется, потом пополз, сел, пошел, что-то сказал, принес тебе первый рисунок. Это настолько круто. Я помню, однажды мне ребенок подарил открытку в садике. Я сидела и плакала. Это здорово, когда ребенок дарит что-то именно тебе. Даже если он просто какой-то цветочек сорвал, он же тебе его несет. Он хочет его маме подарить. Это ни с чем не сравнить.

1 комментарий

  1. Оля, желаю тебе удачи! С интересом прочитал статью. Да, такие мамы как ты есть, но на самом деле немного. Ты вкладываешь огромное количество сил и времени в воспитание детей. Это и приносит свои плоды.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *